?

Log in

[sticky post] Jan. 29th, 2016

Друзья, в последний год ничего тут не пишу, только сбрасываю информашки "на память", но ленту, всех своих,  читаю обязательно (и комментирую)! Добавлять меня из вежливости в "друзья" не надо. Пишите!
P.S. Если я вас добавила, значит, мне ваш журнал очень понравился!
Оригинал взят у krylov в К деятелям современного искусства. Определение последнее и окончательное
Вы унылое говно и плагиатор, а никакой не современный художник, если


  1. Выставляете предметы обихода, вещи с помоек, гнилые фрукты, накрытые столы или иную хуету – в рамочках или с табличками, «делая из них тем самым произведения искусства». Это делали миллион раз до вас.

  2. Предлагаете «текст вместо картинки» - ну там пишете на листе бумаги «здесь ничего не написано», «хуй», «против всех» или ещё что, «остроумно заменяющее изображение». Это развлечение для начинающих дизайнеров. Исключение - надпись "То, что вы видите, не является произведением современного искусства", заверенная нотариально.

  3. Рисуете сиси, писи, хуи, муди, пёзды и жопы. Не хотел это выделять в отдельный пункт, но придётся – до сих пор ведь рисуют, и думают, что это ново и охуенно. Нет, это, как бы очень и очень не ново и совсем не охуенно. Усвойте же это, наконец, и больше не труждайтесь на сей утоптанной ниве.

  4. Используете в своих объектах рожи политических деятелей, поп-звёзд, порномоделей и т.п., совмещая лица с окладами икон, классическими картинами, абстрактными рисунками и тому подобной хуетой. Этот приём придумали пляжные фотографы конца позапрошлого века.

  5. Рисуете или как-то изображаете что-то, по вашему мнению, «шокирующее» (ну там, «осёл трахает абортированного младенца в распоротый животик»). Всё это теперь вызывает исключительно зевоту.

  6. Делаете предметы или изображения из кала, мочи, крови, спермы и денежных знаков. Это говно уже ели - и не по одному разу.

  7. Используете знаки буквально. Ну там, кладёте рядом тушу барана, тушу быка, двух зародышей в банке, варёного рака, льва, труп монашки, и всё такое прочее, и называете это «Зодиаком». Этот приём нихуя не смешной и остоебал ещё до вашего рождения.

  8. Рисуете страшного Микки-Мауса и смешного Ленина в платьице из свастик. Эти переодевалки в стиле «изобразим хорошее плохим и наоборот» заебали, как всякий механический приём. Несмешно также изобразить зелёного урода и назвать его "Джиокондой". Это получилось один раз у гениального сумасшедшего хохла - и больше не получится. Ко всем остальным вариантам это тоже относится.

  9. Пытаетесь взять масштабом, "больше значит круче" - ну там, красите здание в синий цвет, Эльбрус закутываете зелёным латексом, разбрасываете по всему городу миллион изображений Микки-Мауса и т.д. Во-первых, это уже делали, и тоже миллион раз. Во-вторых, в ходе этих экспериментов было установлено, что хуйня, повторенная миллион раз или увеличенная в той же пропорции, становится Очень Большой Хуйнёй, но хуйнёй быть не перестаёт. И, в-третьих, оставьте эти приёмы устроителям рекламных компаний - которые хорошо знают, что это называется "агрессивный маркетинг" и "спам", а никакое не "современное искусство".

  10. Используете дешёвую символику, особенно числовую, политическую, а также религиозно и национально окрашенную. Например, берёте аллегорическую статуэтку, изображающую десятый месяц года – со славянским лицом и косой - и втыкаете в неё ровно тысячу девятьсот семнадцать булавок, а потом называете это «Октябрь 1917». Если непонятно, почему, почитайте словарь на букву «А» - про «аллегорию». Так вот, это, во-первых, не ново, а во-вторых, эти ваши современные аллегории почему-то нуждаются в длинных нудных расшифровках, а это уже заебало.

  11. Оскорбляете чьи-то чувства, реальные или предполагаемые. Например, делаете тридцать три кучки дерьма разной консистенции и называете это «возраст Христа» - а потом отбиваетесь от православной общественности, желающей вас накормить вашим же добром. Этот приём – назвать оскорбление «произведением искусства» - мало того что гнусен, мало того что пошл, он ещё и заебал по самые небалуйся. Единственная ситуация, когда он представляет хоть какой-то интерес – когда оскорбляется кто-то по-настоящему опасный. Попробуйте насрать на могендовид в израильском музее современного искусства, или нарисовать карикатуру на пророка Мухаммеда. Но вообще-то, даже если вас за это порвут, событием в мировой культуре это не станет, и премия вам будет полагаться разве что Дарвиновская.

  12. Показываете голую жопу, публично ебётесь и так далее. Это искусством не является, а называется мудрёным словом «эксгибиционизм». О нём читайте в справочнике по сексопатологии. Если вы при этом не возбуждаетесь, это всё равно не искусство, а унылый эксгибицинизм. В справочниках об этом не написано, так же как и о пассивной некрофилии – чтобы пощадить веру читателей в человечество. Пощадите её и вы, пожалуйста.

  13. Кушаете на публике говно, пьёте мочу, прижигаете себе соски сигаретами, отрезаете что-нибудь, и так далее. Это всё, конечно, круто, но искусством не является, а является самым обычным мазохизмом в сочетании с уже упомянутым экзгибиционизмом. Скажу более: даже если вы во имя последней искренности убьёте себя апстену, кровавый отпечаток на стене не будет представлять значительной художественной ценности.

  14. Затрудняете зрителю доступ к своему творению – ну там, покрываете статую тряпкой, «чтоб щупали», даёте посмотреть картину в дырочку, «и чтоб непременно согнувшись». Это говноприём.

  15. Предлагаете зрителю «принять участие в создании» предмета искусства, и называете это «перфомансом» (ну там, выставляете трафарет и предлагаете раскрасить, или к готовой картине усы и писю подрисовать). Это банально и скучно.

  16. Устраиваете зрелище из публичного уничтожения своего творения (или, опять же, предлагаете поучаствовать зрителям), и называете это «перфомансом». Это скучно и банально.

  17. Просто сообщаете всем, что вы гей (лесбиянка), и на одном этом основании требуете, чтобы вас немедленно признали современным художником или хотя бы дизайнером интерьеров. Раньше это прокатывало, но сейчас большая конкуренция, причём среди набежавших геев и лесбиянок есть и такие, которые и в самом деле умеют рисовать, ваять и дизайнерить интерьеры. так что ловить тут больше нечего, педрильос.

  18. То же самое, если Вы сообщаете всем, что вы инвалид, борец с кровавой диктатурой, представитель нац. или рел. меньшинства, вымирающего племени и т.д. Тут конкуренция тоже немалая, и среди конкурентов - вполне полноценные художники.

  19. Просто платите огромные деньги, заработанные на воровстве или продаже водки/цветов/помидоров/носок/китайских пуховиков/палёной парфюмерии или взятые у папы/мамы/любовника/любовницы, и начинаете бомбить несчастный мозг обывателя, появляясь без нужды каждые пять минут в телерадиоэфире и на обложках журналов, делясь творческими планами. Вместо мата - добрый совет: займитесь лучше московской недвижимостью, вот где простор для творчества.



Дополнения приветствуются.

) на всякий случай: этот текст не является произведением современного искусства (
Оригинал взят у vovachi в Слова, которые программируют болезни
Оригинал взят у missnat_58 в Слова, которые программируют болезни
Знаете ли вы, что можно невольно программировать свою собственную жизнь? Достаточно употреблять устойчивые выражения и емкие метафоры, о которых мы сегодня и поговорим.





Программируемые слова
Вы часто используете в своей речи такие выражения, как «надоело до чертиков», «сыт по горло» и «все соки из меня выжали»? Это мощные элементы программирования. Хотите, чтобы неприятности обходили вас стороной? Обращайте внимания на выражения, которые используете в своей речи. Ученые метафизики утверждают, что мысли действительно материальны, а слова еще более мощные инструменты самопрограммирования. Слова обладают плотной структурой, которая формирует материю в несколько раз быстрее, чем мысль человека.
Read more...Collapse )

Фото: Тимур Агиров


Вот, казалось бы, что в одной из лучших стран мира, России, самым лучшим городом по качеству жизни будет столица?
Москва только лишь в десятке!

Read more...Collapse )

Юрий Визбор. Три сосны.

Оригинал взят у kiowa_mike в Юрий Визбор. Три сосны.
Ах, какая пропажа - пропала зима!
Но не гнаться ж за нею на север.
Умирают снега, воды сходят с ума,
И апрель свои песни посеял,
Ну да что до меня? - это мне не дано.
Не дари мне ни осень, ни лето,
Подари мне февраль - три сосны под окном
И закат, задуваемый ветром.


Полоса по лесам золотая легла,
Ветер в двери скребет, как бродяга,
Я тихонечко сяду у края стола,
Никому ни в надежду, ни в тягость.
Все глядят на тебя - я гляжу на одно,
Как вдали проплывает корветом
Мой веселый февраль - три сосны под окном
И закат, задуваемый ветром.

Ах, как мало я сделал на этой земле!
Не крещен, не учен, не натружен,
Не похож на грозу, не подобен скале,
Только детям да матери нужен,
Ну да что же вы все про кино, про кино -
Жизнь не кончена, песня не спета,
Вот вам, братцы, февраль - три сосны под окном
И закат, задуваемый ветром.

Поклянусь хоть на библии, хоть на кресте,
Что родился не за пустяками:
То ль писать мне Христа на суровом холсте,
То ль волшебный розыскивать камень.
Дорогие мои, не виновно вино,
На огонь не наложено вето,
А виновен февраль - три сосны под окном
И закат, задуваемый ветром.

Ты глядишь на меня, будто ищешь чего,
Ты хватаешь за слово любое,
Словно хочешь найти средь пути моего
То, что ты называешь любовью,
Но в душе это дело заметено,
Словно крик по ночи безответно,
Там бушует февраль - три сосны под окном
И закат, задуваемый ветром.
“Перед обе­дом Ста­ка­ныч гото­вил себе салат из свек­лы, огур­цов и про­ван­ско­го мас­ла. Все эти при­па­сы при­нес ему Тихон, дру­жив­ший со ста­рым суф­ле­ром. Лидин-Бай­да­ров жад­но сле­дил за стряп­ней Ста­ка­ны­ча и раз­го­ва­ри­вал о том, какой он заме­ча­тель­ный салат изоб­рел в Ека­те­рин­бур­ге. — Сто­ял я тогда в «Евро­пей­ской», — гово­рил он, не отры­вая глаз от рук суф­ле­ра. — Повар, пони­ма­ешь, фран­цуз, шесть тысяч жало­ва­нья в год. Там ведь на Ура­ле, когда нае­дут золо­то­про­мыш­лен­ни­ки, такие куте­жи идут… мил­ли­о­на­ми пах­нет!..
— Все вы вре­те, актер Бай­да­ров, — вста­вил, про­же­вы­вая говя­ди­ну, Миха­лен­ко.
— Уби­рай­тесь к чер­ту! Може­те спро­сить кого угод­но в Ека­те­рин­бур­ге, вам вся­кий под­твер­дит… Вот я это­го фран­цу­за и научил. Потом весь город нароч­но ездил в гости­ни­цу про­бо­вать. Так и в меню сто­я­ло: салат а-ля Лидин-Бай­да­ров. Пони­ма­ешь: поло­жить груз­доч­ков соле­нень­ких, наре­зать тонень­ко крым­ское ябло­ко и один поми­дор­чик и накро­шить туда голов­ку лука, кар­то­фе­ля варе­но­го, свек­лы и огур­чи­ков. Потом все это, пони­ма­ешь, сме­шать, посо­лить, попер­чить и полить уксу­сом с про­ван­ским мас­лом, а сверху чуть-чуть посы­пать мел­ким саха­ром. И к это­му еще пода­ет­ся в соус­ни­ке рас­топ­лен­ное мало­рос­сий­ское сало, зна­ешь, что­бы в нем шквар­ки пла­ва­ли и шипе­ли… Уд-ди-витель­ная вещь! — про­шеп­тал Бай­да­ров, даже зажму­рясь от удо­воль­ствия”
А. И. Куп­рин, “На покое”

Читаю совершенно волшебную книгу "Изба и хоромы" Беловинского http://flibusta.net/b/278565


Деревянная соха не только была дешева и проста. Она была легкой и пахарь мог легко поднимать ее, обходя камни и пни. Она годилась на всяких почвах и для любых работ. Правда, она не переворачивала землю до конца, а ставила подрезанный пласт на ребро, она была неустойчива и делала огрехи. Пахала соха неглубоко, на 2-2,5 вершка, но на среднерусских землях с мелким плодородным слоем глубже пахать было и нельзя, поскольку наверх выворачивался бы неплодородный подпочвенный слой, что мы и сделали тяжелыми тракторными многолемешными плугами

Вот вам модная экологическая неглубокая вспашка)))

...Но на севере употреблялась еще и древнейшая борона-суковатка или смык. Толстая сухая ель с длинными остатками сучьев резалась на куски нужной длины, которые раскалывались пополам и сплачивались вместе, образуя квадрат. Это примитивнейшее орудие, которое могло бы, наравне с сохой и лаптями служить пропагандистам символом отсталости царской России, было незаменимым в работе на подсеках, дававших при первом посеве баснословные урожаи. Ведь среди невыкорчеванных обгоревших пньей и кореньев любая другая борона просто рассыпалась бы, а хорошая железная борона застряла на первых же нескольких шагах. Суковатка на длинных гибких зубьях легко перепрыгивала через препятствия, а рассыплется – не жалко: тут же можно соорудить новую, лес рядом...

...южнорусская и, особенно, малороссийская хата отличалась необыкновенной, в сравнении с великорусскими избами, особенно из центральных и степных губерний, чистотой и отсутствием насекомых, чему способствовали регулярная промазка пола и стен и побелка, а также отсутствие необходимости держать зимой в доме новорожденных животных...

...Типология великорусского двора чрезвычайно сложна и связана с климатическими особенностями различных регионов. Так, для Русского Севера с его обильными снегопадами, сильными морозами и ветрами с Ледовитого океана характерен однорядный дом-двор, соединявший под одной крышей и жилые помещения, и собственно двор, и помещения для скота. Разумеется, это могло быть только в богатых качественным и дешевым лесом местностях. Сам дом, то есть жилая часть, был большим, обычно пятистенком, иногда шестистенком, полутораэтажным, то есть под жилой его частью находился высокий подклет, где была кухня, какие-либо чуланы, мастерские и тому подобные вспомогательные помещения. Крыльцо такой постройки, естественно, также было очень высоким и непременно под крышей, чтобы его не заносило снегом. Далее шли сени и холодная изба или клеть, из которой вела дверь с лестницей на двор. Двухскатная крыша продолжалась и над двором. Двор был высокий, плотно сложенный из бревен и вымощенный мощными плахами. В нем было теплее, чем на улице, тихо и чисто; его не нужно было чистить от снега, зато он регулярно выметался метлами. Высокие ворота, прорезанные в стенах двора, плотно запирались. В верхней части двора располагалась поветь, как бы легкий второй этаж или навес. На повети летом хранили сани, зимой телеги, сохи, другой громоздкий инвентарь, здесь на сене летом спали в прохладе. За двором шли просторные, срубленные из хорошего леса хлева и конюшня, над которыми находился обширный сеновал. С улицы на сеновал, закрывавшийся воротами, вел мощный, сложенный из бревен на толстых столбах, взвоз, пологий въезд. Возы с сеном въезжали по нему через ворота на сеновал, здесь разгружались, разворачивались и спускались вниз. Огромные запасы сена, накошенного на северодвинских, сухонских, пинежских лугах, утепляли хлева сверху, а сено для скота сбрасывалось вниз, прямо в решетчатые ясли на стене через проем в потолке. Все было солидно, основательно, домовито, чисто. Вообще жизнь северных крестьян отличалась и хозяйственностью, и чистотой, и определенной степенью зажиточности. Здесь ведь не было крепостного права, не только лишавшего крестьян значительной части их времени, но и морально разлагавшего их, приучавшего работать кое-как: кто плохо работал на барина, тот привыкал плохо работать и на себя. Кроме того, северное крестьянство вообще мало занималось земледелием: из-за сурового климата и скудородных почв это не имело большого смысла. Зато скота на заливных лугах держали помногу. Недаром во второй половине XIX в. крестьянское хозяйство Замосковного края, от Ярославля и далее на север, стало базой для русского кооперативного маслоделия и сыроварения; неспроста у. нас и сегодня есть Вологодское масло, Ярославский, Пошехонский и Костромской сыры. Северный крестьянин занимался сезонным промыслом на морского зверя, ловлей в море и реках ценных пород рыбы, например, дорогой семги, охотой в лесах или разного рода лесными промыслами. Это давало не только хорошие заработки, которые и не снились какому-нибудь орловскому или воронежскому мужику, но и много досуга. Северный крестьянин обычно был езжалым и хожалым, иногда доводилось ему бывать с морской добычей и в Норвегии, и он мог сказать несколько слов по-норвежски и по-английски, он был грамотен, хотя, чаше всего знал только старославянскую печать и читал старинные книги. Многие северные крестьяне держали у себя приличные библиотеки старообрядческих рукописных и старопечатных книг. Женщины Русского Севера, не замотанные на полевых работах, не подавленные нищетой и бесхлебьем (свой хлеб не рождался, зато много везли его мимо, к Архангельскому порту, а купить было на что), были дородные, белоликие, по праздникам выходили на бугор водить хороводы в старинных, шитых речным жемчугом кокошниках, в парчовых душегреях и штофных да атласных сарафанах. Что ж было такую бабу и не любить, и не холить ее! ...


Книгу читать только начала, истинное наслаждение, доложу я вам! Не так много действительно насыщенной и познавательной литературы, написанной хорошим языком. У автора есть еще две книги, полагаю не менее замечательные. К сожалению в сети их пока нет, а ставить живые книги у меня просто не-ку-да. Если только на пол класть.
Очень жаль, что в электронной книге нет иллюстраций по каждому предмету, не знаю есть ли они в книге. Если есть - то стоит купить именно в бумаге.
(Спасибо за наводку dreamrealizer)

“Вна­ча­ле он при­нял­ся гото­вить закус­ку. Исто­лок в кофей­ной мель­нич­ке сахар до состо­я­ния лег­кой пуд­ры, высы­пал в блюд­це. Бро­сил в мель­ни­цу деся­ток кофей­ных зерен и пре­вра­тил их в пыль, негод­ную даже для «эспрес­со». Сме­шал с саха­ром. Тепе­рь оста­ва­лось лишь наре­зать тон­ки­ми лом­ти­ка­ми лимон и посы­пать полу­чен­ной сме­сью, соору­див зна­ме­ни­тую «нико­лаш­ку», заме­ча­тель­ную закус­ку под коньяк, глав­ный вклад послед­не­го рус­ско­го царя в кули­на­рию… Спо­лос­нул под кра­ном и обдал кипят­ком лимон, наре­зал тон­ки­ми кру­га­ми, посы­пал сахар­но-кофей­ной пуд­рой. Неко­то­рые эсте­ты реко­мен­до­ва­ли доба­вить к гар­мо­нии кис­ло-слад­ко-горь­ко­го вку­са еще и соле­ную ноту – кро­шеч­ной щепот­кой соли или малень­кой пор­ци­ей икры. Но это Мар­ти­ну все­гда каза­лось изли­ше­ством и чре­во­уго­ди­ем. Вот тепе­рь при­го­тов­ле­ния к оди­ноч­ной пьян­ке были завер­ше­ны”. Сер­гей Лукья­нен­ко, “Спек­тр” (2002).

Версии происхождения "Николашки"
1* В те времена придворные аристократы любили побаловать себя спиртным сразу после пробуждения, император был в их числе. Жене Николая II Александре Федоровне подобный «завтрак» очень не нравился, из-за этого императору приходилось маскироваться.
Он незаметно наливал коньяк в чайник, потом с важным видом переливал его в стакан. По цвету коньяк и чай не отличаются, оставалось только решить проблему с закуской. Чтобы не вызывать подозрения супруги самодержец закусывал свой «чай» лимоном, посыпанным сахаром.

2* Поддержка отечественного производителя. Николай Второй пытался доказать миру, что в Российской империи могут производить товары, по качеству не уступающие заморским аналогам. Во время светского приема, на котором присутствовал посол Франции, фабрикант Шустов преподнес императору большую рюмку коньяка собственного производства.
Понимая, что перед ним коньяк невысокого качества, Николай попросил ломтик лимона. Выпив рюмку и закусив лимоном, монарх сморщился, но объяснил это терпким вкусом лимона. Потом он улыбнулся, похвалил коньяк Шустова и приказал поставлять этот чудесный напиток к императорскому двору. О реакции посла история умалчивает.

3* Благородство превыше всего. По еще одной версии Николай Второй терпеть не мог коньяк, но именно этот напиток считался самым благородным для мужчин и подавался на всех светских приемах. Пить что-то другое считалось дурным тоном.
Чтобы не выглядеть глупо, император приказал приносить ему бокал вместе с ломтиком лимона, посыпанного сахаром и кофе. Изменение в выражении лица он объяснял лимоном, а не коньяком. (VK)
«Надворный советник Семен Петрович Подтыкин сел за стол, покрыл свою грудь салфеткой и сгорая не­терпением, стал ожидать того момента, когда начнут подавать блины... Перед ним, как перед полководцем, осматривающим поле битвы, расстилалась целая картина. Посреди стола, вытя­нувшись во фронт, стояли стройные бутылки. Тут были три сор­та водок, киевская наливка, рейнвейн. Вокруг напитков в худо­жественном беспорядке теснились сельди с горчичным соусом, кильки, сметана, зернистая икра (3 рубля 40 копеек за фунт), свежая семга и прочее. Подтыкин глядел на все это и жадно гло­тал слюнки... Но вот, наконец, показалась кухарка с блинами... Семен Петрович, рискуя обжечь пальцы, схватил два верхних, самых горячих блина и аппетитно шлепнул их альном воздействии шипучих (шампанского, цимлянского, горского) и красных сухих стна свою тарелку. Блины были поджаристые, пористые, пухлые, как плечо купече­ской дочки... Подтыкин приятно улыбнулся, икнул от восторга и облил их горячим маслом. Засим, как бы разжигая свой аппе­тит и наслаждаясь предвкушением, он медленно, с расстанов­кой, обмазал их икрой. Места, на которых не было икры, он об­лил сметаной... Оставалось теперь только есть, не правда ли? Но нет... Подтыкин глянул на дело рук своих и не удовлетво­рился... Подумав немного, он положил на блины жирный кусок семги, кильку и сардинку, потом уже, млея и задыхаясь, свернул оба блина в трубку, с чувством выпил рюмку водки, крякнул, раскрыл рот... Но тут его хватил апоплексический удар».
А.П.Чехов "О бренности"

Занятно, как-то : ))))

Оригинал взят у sensati в Занятно, как-то : ))))
..... Американский доктор философии и психиатр Брюс Левин не так давно подробно разобрал, что кроется за диагнозом ADHD & ODD.

Он упоминает, что за время своей длительной практики сталкивался с сотнями таких «больных». «Меня удивило, как много среди них людей, настроенных против авторитарной власти», — вспоминает он. «Больные» ставят под сомнение легитимность любой власти, прежде чем воспринимать её всерьез. Нормальность власти определяется ими так: знает или нет эта власть то, о чем она говорит, честна ли она, заботится ли она о людях, которые уважают власть. И если «больные» видят, что на эти вопросы даются ответы «нет», они начинают ей сопротивляться.

Чтобы совсем наглядно представлять, кто такой «оппозиционный больной», можно вспомнить книгу и фильм «Пролетая над гнездом кукушки». Там персонаж Рэндл Патрик Макмерфи, восстающий против Системы (в лице медсесеры и в целом дурдома)о американским психиатрическим меркам — типичный оппозиционер.Collapse )

Profile

olgazaizeva
olgazaizeva

Latest Month

December 2016
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner