Право и лево

Я лично был свидетелем как от пациентов скрывали реальные возможности медицины вообще и ОМС в частности, потому что это было невыгодно госклинике. Ровно тоже самое происходит и в частных - рассказывают только о том, что выгодно клинике вообще или конкретному доктору в частности.  Это поверьте - очень массовое явление. Если вы думаете что это типа как-то само собой происходит - нет. Это открыто обсуждается и более того открыто проговаривается. Как-то раз, не так давно попивал коньячок в компании 4-х главных врачей онкодиспансеров из разных регионов. Спрашиваю их:

- А скоро же тарифы изменятся на химиотерапию - все ожидают снижения. Что собираетесь делать с теми схемами которые будут ниже планки?
- Да что делать? Не будем их назначать значит эти схемы
- А как же пациенты - они же спросят.
- А как они узнают?

А однажды я видел целое собрание в актовом зале, где главврач одного там городского онкодиспансера рассказывал докторам как следует отказывать пациентам если они требуют то, на что имеют право, но что невыгодно диспансеру. Как оформлять отказ, чтобы никто не прижал. Реально целое собрание этому было посвящено.
Так что не думайте что это как-то само собой так выходит. Максимально эксплицитно это обсуждается.

Это выдержка из довольно объемного поста, который мне сегодня принесло фейсбуком. Очень, надо сказать, интересный пост. На мой взгляд, автор чрезмерно оптимистично смотрит в будущее, но чем, как говорится, черт не шутит...

"Предыдущий пост", который упоминает этот автор - вот здесь.
Предваряя и, надеюсь, предотвращая бахиллосрач - тыц ссылка.

И этот пост мне напомнил схожую ситуацию и схожую же реакцию комментаторов уже у меня в ЖЖ. Около двух лет назад, когда мы тогда еще только с младшим ребенком начали эндокринологический квест, тогда еще с эндокринологом нашей поликлиники, там назначили УЗИ. Делала его та же наша эндокринологичка, дама довольно мерзкая в плане поведения и общения, довольно сомнительная в плане профессиональном, но тогда еще мы не знали, что можно просто прийти и потребовать направление "на инстанцию выше" и ходили к ней, думая "ну ладно, лишь бы лечила, все равно нам деваться некуда". Как потом оказалось, хреново она лечила, я об этом тоже тут писала, но то другая тема.

А эта тема была - полотенце. Его требовалось принести с собой, чтобы постелить под спину ребенка, пока ему будут делать УЗИ щитовидки. И так вышло, что пакет с полотенцем остался в прихожей, его забыли взять с собой. И когда муж привел ребенка на обследование - мадам уперлась рогом и заявила, что УЗИ делать не будет. Идите в киоск на первом этаже и покупайте одноразовую пеленку, иначе хер вам, а не обследование. К тому времени мы уже были в квесте по неврологии и психотерапии, уже то ли нашли младшему психолога, то ли были в процессе, этого не помню, в любом случае - ребенок тогда был в состоянии хронического невроза, и любая конфликтная ситуация выбивала его из колеи и скатывала в панику. Поэтому вопреки обычной практике муж скандалить не стал, купил эту чертову пеленку, и УЗИ сделали.

Когда я пробомбилась на этот счет в жежешке, мне пришли рассказывать, что я говно и сволочь. Что нет у меня права на это жаловаться. Что нас и так бесплатно лечат, так что нечего права качать, как захотят - так и сделают, не захотят - не сделают, и нечего тут. Что такие вот пациенты недовольные всё и портят, и вот всем вам вынь да положь всякое, а врачу потом отвечать, и в итоге кто-то договорился до уголовного дела против врача за то, что он допустит до УЗИ пацента без полотенчика.

На основании этого и других инцидентов, которые с нами приключались, я и считаю, что товарищ из фейсбука излишне воодушевлен. Дело не только в незнании прав, хотя часто и в них тоже (вот знали бы мы, что можно просто взять и затребовать направление в Чехов - не потеряли бы кучу времени и нервов), дело зачастую в том, что, как он же сам отметил, пациентам часто не до того, чтобы эти права качать. Они выжить пытаются. А это не всегда совместимо.

Успение Богородицы и Серафимо-Дивеевский монастырь

Приблизительно в 63 году н.э. в Иерусалиме произошло событие, ставшее основой одного из двенадцати главных христианских праздников – Успение Божией Матери. В католической, Константинопольской, Элладской и ряде других православных церквей он приходится на 15 августа. Русская православная церковь празднует его по григорианскому календарю, 28 августа. Для Серафимо-Дивеевского женского монастыря этот день имеет особое значение.



Collapse )

(no subject)

Геннадий Хазанов (читаю "Переходя на личности" Валерия Выжутовича):
«В России интеллигент – это человек, у которого не сложилась судьба»
– Что такое интеллигенция? Это общественная прослойка, которая всегда, по определению, находится в оппозиции к власти. Что бы власть ни делала. Интеллигенция юридически не наделена полномочиями что-то менять в стране, но считает, что имеет на это моральное право. Хорошо, допустим. Тогда позвольте вопрос. Поддержав Ельцина, когда он стал президентом, многие деятели культуры враз перестали быть интеллигентами? А потом, разочаровавшись в своем кумире и принявшись его крыть почем зря, вновь в интеллигентов обратились? Так не бывает. Либо ты интеллигент, то есть оппонент власти, либо не интеллигент.
- Мне кажется, это очень спорно – считать критическое отношение к власти главным родовым признаком интеллигенции. Но вы и на этом не останавливаетесь. К таковым признакам вы относите еще и неудачливость, безуспешность.
– К сожалению, это так. Представители образованного сословия, у которых не сложилась судьба, люди науки, искусства, не добившиеся серьезного успеха, как бы автоматически попадают в стан интеллигенции. Я сейчас не говорю о шестидесятниках. Интеллигенция той эпохи не знала больших денег. Многие были настоящими бессребрениками. Но времена изменились. Вот скажите, оппозиционно настроенный артист, получающий за выступление деньги в конверте, продолжает оставаться интеллигентом? Наверное, продолжает, поскольку не согласен с властью. Но если завтра к нему нагрянет налоговая служба, он тут же воскликнет: меня преследуют за мои убеждения!
- И в чем-то будет прав. Лояльным гражданам налоговая служба лишних вопросов, как правило, не задает.
– Да, людей, нарушающих законы, но не перечащих сильным мира сего, власть зачастую милует. Это отдельная тема. Я же говорю о другом. О том, что по целому ряду признаков я себя к интеллигенции не причисляю. Кто в моем понимании интеллигент? Валерия Ильинична Новодворская. Я могу с ней соглашаться или не соглашаться, но так, как живет она, я жить не могу. Не умею. Мой бывший родственник Евгений Сидоров, он же бывший министр культуры и бывший представитель России в ЮНЕСКО, одно время частенько прохаживался по моему адресу. Дескать, Хазанов целует власть в плечико. Я однажды не выдержал и в прямом эфире сказал: «А куда я должен был целовать власть, когда просил Ельцина продать Сидорову госдачу в Жуковке по остаточной стоимости?» Он же, Сидоров, взял эту дачу. А когда выпал из номенклатуры, сразу проникся критическим отношением к власти и вновь почувствовал себя интеллигентом. Вот почему я говорю: интеллигенция формируется из людей, потерпевших неудачу, разминувшихся с успехом.
- Почему вы порвали с концертной эстрадой?
– Потому что вышел из обращения жанр, в котором я работал, – жанр эстрадной сатиры.

(no subject)

Смотрите, какой высокий диалог. По теме прочитать захотелось.
Авторов не указываю, так как без разрешения цитирую:
- Нассим Талеб заявляет, что "наука" психология - в основном шарлатанство. Возможно.
Прикладная психология управления, с которой я знаком - шарлатанство полное.
- это не психология, а нейрофизиология - какой из трех последовательно возникших триединых "мозгов" внутри одного человеческого - рептильный, лимбический или неокортекс является ведущим у индивидуума.
Рептильный у рефлектора, лимбический у центриста, неокортекс у конструктора
не значит что другие два нельзя развить. гениальность - это когда все три прокачаны одинаково хорошо. неокортекс чтобы изобретать. рептильный чтобы продвигать, лимбический чтобы править хорошо выстраивая отношения

Проект "Burj Al Babas" - город призрак в Турции



Это могло бы произойти в России, но произошло в Турции. Почти шесть сотен заброшенных "французских замков" — застройщик обанкротился, а покупатели осознали абсурдность замысла. Проект "Burj Al Babas" был рассчитан на богатых иностранцев, — по цене в несколько сотен тысяч долларов всем желающим предлагалось приобрести "собственный замок". На деле — трехэтажный коттедж с двумя башенками, расположенный на участке площадью 320 кв м в окружении семи сотен его копий.

Да, планировалось 730 замков! Остановились на 587.

Collapse )




(no subject)

Суббота: новые стихи.
110-летие Тарковского в ЦДЛ.

***
Я вовсе не хочу сдаваться,
Мне просто некуда деваться:
Вверху черта, внизу черта,
И всё. И больше ни черта,
Лишь людоедские порядки.
Я б убежала без оглядки,
Но где ещё найдётся брешь
Меж небом и землёю, меж
Началом и концом, лучистый
Просвет, где по странице чистой
Бежит, струится, как река,
Новорождённая строка?

***
Мне так интересно, о чём ты молчишь,
Осенняя, чуткая, робкая тишь,
О чём ты сегодня опять умолчала,
Когда я рассвет запоздалый встречала.
Я вовсе не жажду признаний твоих.
Слагай же и дальше беззвучный свой стих.
Твоё бессловесное стихотворенье
И есть тайна мира, его откровенье.

***
Так тянет иногда,
Тоску свою не пряча,
Брести невесть куда,
И жалуясь и плача.
Но, близких и родных
Тревожить не решаясь,
О горестях земных
Я в рифму сокрушаюсь,
Стараясь уповать
На то, что все напасти
Удастся срифмовать
С хорошим словом "счастье".

***
Жизнь моя заморочила голову мне,
Закружила меня и совсем заморочила,
То погибель, то горы златые пророчила,
То плыла тихим облачком в дачном окне.
И поэтому я подбираю слова,
И её тереблю, докучая вопросами,
А она отвечает рассветом и росами,
От которых блестит на рассвете трава.

***
"Не забывай - в тебя поверили,
Тебе немалый срок отмерили,
Тебя взялась носить земля,
Тебе сыграли ноту ля,
Чтоб душу ты свою настроила.
А ты взяла и всех расстроила", -
Вот так себе я говорю,
Встречая позднюю зарю
В тоске, в печали и в унынии.
"Взгляни в окно - всё в лёгком инии
Искристом", - я себе твержу,
Когда я в новый день вхожу,
Цепляясь в пору предрассветную
За жизни нить едва заметную.

***
Мне тоже посреди земли
Уютный угол отвели,
Мне тоже отвели местечко
В краю, где есть и лес, и речка,
И птицы по весне поют.
Мне тоже в стужу подают
Тепло, и воздух поставляют,
И в полной тьме не оставляют.
А я за эту благодать
Всего лишь жизнь должна отдать.

***
Ну что ж, приходится мириться
С одним, с другим:
И с лесом, где тоскует птица, -
Пустым, нагим;
И с миром, где нехватка света,
Избыток тьмы,
Где вечность целая до лета,
А до зимы
Лишь горстка серых, непогожих,
Ненастных дней.
Но, коль Господь их дарит тоже,
Ему видней.

***
А всё-таки спинку бы надо держать,
Не складывать крылья, как лист не дрожать,
Все дни без разбора - и вторник, и среду,
И прочие дни отмечать, как победу
Веселья над грустью, рассвета над тьмой,
Сиянья над хмарью, весны над зимой.
А ежели носа не можешь не вешать,
Ищи поскорее, кого бы утешить,
Кому бы сказать: "Не тоскуй, не грусти".
Глядишь, и себя ты сумеешь спасти.

***
Защищает меня лишь мой стих беззащитный.
Только он и встаёт на защиту мою
В этой схватке, пусть даже не кровопролитной,
В этой битве с судьбой, в этом тихом бою.
С умилением вижу, как хрупкая строчка,
Как любое, попавшее в строчку словцо,
Утешают меня: "Да не бойся ты, дочка",
Образуя защитное чудо-кольцо.

***
Прости меня, Господи, и не казни
За то, что со мной очень много возни,
За то, что, хотя моя тропка и вьётся,
По ней временами совсем не идётся.
За то, что, хоть Ты за меня и горой,
Я в жуткой тоске пребываю порой.
И, даже когда я на свет попадаю,
Мне кажется, я в темноте пропадаю.

***
Твоё спасенье - дело рук
Твоих. Ты сам себе и круг
Спасательный, и утлый плотик,
Ты сам себе пилюлю в ротик
Кладёшь, и запиваешь сам
Водичкой строго по часам.

----------------------
20 декабря, в среду, в 18-30 в Малом зале ЦДЛ (Москва, Б. Никитская, 53) –
вечер, завершающий год 110-летия Арсения Тарковского:
стихи поэта и песни на его стихи.
Вход свободный.
Topbot

Эшелон на Самарканд это даже не фэнтези, это просто агитпроп

Вот есть такие романы, у них цель это пропаганда.

Гузель Яхина осмелилась наконец прийти на эфир и её таки распотрошили. Взяли параллельно с ней, интервью у Григория Циденкова. Получилось крайне интересно и познавательно. Циденков говорит - Голод бушевал с 1921 по 1922,в 1923 уже всех везли обратно в места былого проживания, для воссоединения семей.

Далее это же спрашивают у Гузели - А почему у вас детей везут из голода в 1923, если голод закончился в 1922? И тут Гузель рвётся как и Солженицын и прочие пропагандисты "либеральности" до них.

Эшелоны могли быть в 1923 году. Именно так - могли быть. И вот Гузель хочет расширить рамки голода. Всё просто, ей вот нужно его удлинить и она удлиняет на год. А что? Она писака, она как Солженицын. Захочется следующему писаке влепить войну с 1939 по 1947 и кто ему возразит? А он хотел расширить рамки войны. С 13.49 этот перл целиком.
[Видео]

Это всё что нужно знать про дуру Яхину. Это уже не исторический романист, тем более не уровень Пикуля, который писал роман-хронику. Это не фэнтези, потому что факты есть и реальные, но они извращены. Так что роман у неё не роман, а агитка - Смотрите какие коммуняки плохие!

Вот на этом бывшие писатели и кончаются и превращаются в говорунов и холуёв.  Яхина пробует обозначить свою писанину как сказку или как мифологию. Однако это не оно, это пашквилль. Всем сие понятно, слишком примитивно Яхина отработала. Даже ведущая упорно напирала на то, что взятый промежуток изучен идеально, но писаке всё с гуся вода. Однако авторитет писательский уплыл вместе с водой.
Collapse )

источник - sevastian_mos 
[1 ссылок 58 комментариев 2250 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

(no subject)

.Сказать ведь им, что, например, престижная итальянская приправа орегано - это всего лишь душица, которую её бабка заваривала ей в детстве от кашля - удавятся от ужаса бытия и несовершенства мира.
А моцарелла - это если в молоко плеснуть скисшего вина (уксуса, говоря проще), и откинуть на марлю. Неликвид, в общем, который пить никто уже не может, утилизировать хоть как-то.
Добить тем, что суши - это когда нищий рыбак (которого на берегу за блеск ножа просто зарубит любой самурай) сидит в море в лодке и торопясь, срезает дольками мясо со свежепойманной рыбы, потому что развести огонь нельзя. Потом макает в уксус, потому что в рыбе весёлые червячки кишат, а потом лезет холодной рукой в мешок с рисом, скатывает там комочек влажного и солёного от морской воды риса и жрёт это. Причем панически оглядываясь, не видит ли кто - они вообще это в мозг не смогут уложить.
Можно провести контрольный выстрел, рассказав, что такое фондю. Это когда нищий швейцарский крестьянин, обогревая зимой хату собственным теплом, ползёт в погреб (а там всё сожрано) и собирает окаменелые обрезки сыра, чтобы разогреть их и когда они станут мягкими - дабы туда сухари макать. Просто потому что жрать было нечего.
А престижный французский суп буйабес - это когда рыбак, живущий прямо в своей лодчонке (потому что даже на шалаш на берегу денег нет), продав основной улов, заваривает остаток улова - который не удалось продать даже за гроши.
И на всё это смотрят они, живущие в стране, где буженина, расстегаи, блины с икоркой, стерлядь да двенадцатислойный мясной пирог, балык, кулебяка на 4 края и 4 мяса. Смотрят и офигевают. Потому что всё вышеперечисленное внезапно не Престижно - ибо не Загранично. И что?
Бедные, бедные злые люди...
©️ beriozka_rus
Приятного аппетита, соотечественники!)))

(no subject)

Фрунзик Мкртчян о своей клинической смерти
"Я вернулся с того света. Если бы ты знал, что там за место… Самое роскошное путешествие в моей жизни. Все остальные путешествия – ничто. Все остальные места – обычные пошлые населенные пункты. Тяготы, боль, нелепости… Теперь я знаю, что такое счастье. Какой у него вкус, цвет… Потусторонний мир – это такое неописуемое место. Такой покой, такая легкость… Ни крови, ни кожи, ни тела. Свет и счастье. Ада нет. Блеф, выдумка. Придумали, чтобы людей пугать… Моя жена говорит, что тело у меня было в жутком виде, лицо помертвело, посинело, глаза куда-то закатились. А я был счастлив… И весь в сиянии… То трепетное счастье, которое было в лучезарном сиянии, я никогда не испытывал в этой жизни. И так легко уходить. А я всегда думал: чего это умирающие не сопротивляются. Я там мало пробыл. Какой-то миг. Неописуемый лучезарный миг, длившийся вечность…
Я испытал огромное, незнакомое счастье, необъяснимое состояние. Чем измеряется счастье здесь? Овациями? Видишь, тому досталось меньше аплодисментов, чем мне. Пускай лопается. Чушь! Пустое постыдное чувство. То счастье космическое, несравнимое. Жаль, не успел, сразу вернулся. Как советский турист в годы «железного занавеса». Тем не менее поблагодарил врачей за то, что вернули. Но, между нами, как увидел дымящуюся трубу завода, пожалел, что вернулся…"
После этого интервью Мкртчян прожил всего несколько недель. В Ереване десятки тысяч людей с зажженными свечами провожали в последний путь славного сына своего народа.
Из книги Федора Раззакова "Как уходили кумиры. Последние дни и часы народных любимцев"

(no subject)

Маме было 68, когда я её увидела впервые. Она последнего сына родила в 47 лет. Позднее дитя. Я за последнего и вышла…
Деревенские женщины отцветают рано.
И как-то враз. Вчера еще была кровь с молоком, яркой, густобровой — и вот седая и жизнью гнутая. Удивительного в этом ничего нет. Чем жизнь труднее, тем больше следов на лице. Помню нашла фотографию молодой свекрови и обомлела — редкая красавица. А вот узнала я её уже согбенной бабулей в вечно выцветшем платке. Сухонькая до прозрачности, смуглая до черноты. Какая уж там красота. Но когда при мне произносят «русская женщина» я вижу свою свекровь.
И была в ней какая-то тайна. Тайна уже в том, что знойную, смуглую красоту унаследовал только один сын из семи детей. А в остальных детях, внучках и внуках кипит кровь не знакомого мне свекра. Синеглазы, бледнолицы и волосы отливают заметной рыжиной. Работящие, сильные, жесткие они мало отличались тягой к учебе или знаниям. Их мир был да и есть очерчен кругом деревни, будто за её границами ничего более нет. Нет-нет, они конечно читали и телевизор смотрели, но как-то уж очень выборочно. Только то, что может пригодиться. Они и гордились тем, что всегда работали руками. Что этим рукам была подвластна тяжелая техника и лопата, что эти руки могли выдоить сотню коров. Рабочая семья с тем замечательным чувством гордости за свою «рабочесть», что практически и не встретишь нынче.
Но вот мама удивляла тем, что в редкие минуты отдыха у неё в руках всегда была книга. Чаще всего эти минуты выпадли на перекус. И книга стояла, прислоненная к заварнику или банке с молоком. Мама ела и читала. Такая вот совсем интеллигентная вредная привычка — есть за чтением. Книги мама приносила из библиотеки в сетке с ячейками, знаете такой — авоське. И они странно смотрелись там, как-то нелепо, неправильно что ли… Книги Распутина, Астафьева, Белова, Шолохова, Шукшина, Васильева. Однажды я видела, как она вытирает слезы концом платка, сидя над книгой Васильева «Не стреляйте в белых лебедей». Я тоже когда-то над ней ревела. О чем тут же и сообщила.
Свекровь отреагировала странно, она убрала книгу и засуетилась. Застыдилась? Чего? Книги? Почему? Ведь она их любила. Я помню, как обрадовалась она моему непрактичному приданому — ящикам с книгами. Как перебирала их, сметала пыль с корешков, как заставила сына сделать полки.
Еще меня всегда удивляла грамотная, чистая её речь-да с массой поговорок и присказок, напевностью сибирского говора, но без жаргонизмов и матов, и без грубых нарушений орфоэпической нормы. Причем, иногда вопреки привычно-деревенскому произношению. Если для всех были «шофера и директора», то мама произносила четко «шоферы, директоры». Удивляли и её движения — без суеты, неторопливые, полные какого-то непостижимого внутреннего достоинства…
И еще то, как она отзывалась о муже — с уважением, но будто бы с отчуждением, что ли…
Вот он был откровенно некрасив. Коренастый, невысокий, с чертами лица крупными, но такими, будто бы их нарочно собрали на маленьком личике. Непропорциональный нос, крупные губы, глаза под низкими бровями. Я видела его лишь на фото. И почему-то это лицо произвело скорее отталкивающее впечатление. Мама звала его по имени отчеству. Всегда. Как-то обмолвилась, что он был её старше на 16 лет. И все…тайна. Которую я так до конца и не открыла. Мама ни в какую не желала рассказывать о себе.
Немножко приоткрылась завеса, когда на похороны мамы приехал её младший брат. Он жил в городе, работал горным инженером. И это от дяди Игоря я узнала, что их отец был военным или служил в НКВД, но был репрессирован. В пользу НКВД говорит и то, что мама часто упоминала о каком-то проклятии или грехе, что на ней лежит. Именно поэтому, у её сыновей не было мальчиков. И последнюю страшную болезнь — рак, она воспринимала, как искупление грехов, убеждая меня, что когда её не станет у нас будут дети. И обязательно мальчики. Так и вышло. Но я отвлеклась в своих предположениях. О том, что известно.
Дядя Игорь рассказывал, что их с сестрой отправили в детский дом. Игорь был слишком мал, он не помнил куда делась мама? Но помнит, что до детского дома, жили они в большой(!) квартире, и то, что в детском доме сестра опекала брата, как могла. Приносила за пазухой уворованные с кухни кусочки хлеба и картошку. А потом после детдома уже выкрала. Просто увезла и все. Они очень долго ехали куда-то на поезде. И оказались на лесоповале. В леспромхозе. И сестра уходила на работу очень рано и часто не ночевала дома. И замуж Ольга, вышла судя по всему совсем молодой. Игорь рос в семье Ольги и Николая, пока не окончил семь классов. Вот и вся история. Не осталось ни фотографий родителей, ничего… Отчество у свекрови было — не её. Поменяли. Почему? Кто теперь скажет. Мамины же подруги на похоронах вспоминали, что мама знала множество стихов. Была певуньей и частенько муж просил её спеть. Мама пела украинские песни. Почему украинские? Кто ж теперь скажет. Я по молодости лет не расспрашивала. Судя по яркой красоте, в роду у неё были чернявые, темноглазые предки. А уж русскими они были или украинцами?
И отчего-то видится мне вся эта ситуация очень простой и страшной по сути, мама выходила замуж лишь потому, что надо было поднимать на ноги младшего брата. Смена отчества — наверное из тех же побуждений, чтоб не нашли. Так и оказалась девочка, скорее всего, из интеллигентной семьи в деревне. И со всем упорством приняла она и деревню, и нелюбимого мужа. Приняла так, что буквально растворила свое «я» в мужнином. Растворилась еще и из чувства самосохранения.
Спряталась даже от самой себя. Её судьба — это слепок с истории страны. С ее лесоповалами, репрессиями, силой духа, жертвенной любовью, и …вечной Сонечкой, пока мир стоит. Будто сама история толкает наших женщин на бесконечность крестного пути ради брата, сыновей, мужа…
Интересно, а жила ли когда-нибудь свекровь для себя? Разве в далеком детстве… Впрочем, наших бабушек никто тогда не учил «Любите себя. Живите для себя» Вот они и не умели. К великому счастью для детей, внуков. У них в крови была жертвенность. Великая сила и великая слабость русской женщины и была в этом умении жертвовать. Любой психолог скажет, что это в корне неверно. В корне! Может быть… Но интересно, что стало бы со страной, если бы вдруг наши бабушки и мамы в лихую годину решительно взялись жить для себя? Если бы не отрывали последний кусок, чтоб накормить детей? Если бы не вкалывали на совершенно не женских работах. Если бы берегли руки, фигуру, кожу от ветров, морозов, труда? Кто знает, а пришло бы тогда время дочерей и внучек. Время, когда можно жить для себя?
Я же безумно благодарна маме за то, что сделала она в свое время для нас с мужем. В тот миг, когда вдруг против меня поднялись многочисленные братья и сестры — городскую взял, белоручка, еще и образованная… Мама встала стеной, прикрыв наш брак хрупким, худым до изнеможения телом:
— Он её любит и отстаньте от них!
От нас и в самом деле отстали. Не будь этой передышки, кто знает, а получилось ли стать своей для теперь уже близких родственников?
Она никогда не ругала меня при сыне. И его при мне. Более того, его ворчания о пригоревшей картошке или неудачных пирогах, мама всегда осаживала:
— Что ж ты за себя девчонку взял? Женился бы на сорокалетней, они все умеют.
И чудиться мне, что сама прожив с нелюбимым, она изо всех сил берегла нашу любовь. Любовь своего позднего и очень любимого сына, берегла даже от него самого. Да что там, берегла и от меня…
И вот уже двадцать лет, как нет её на свете, а дня не проходит, чтоб не вспомнилась она мне. Будто все еще рядом. Все еще бережет нашу любовь… Старенькая, сухая, потерявшая всю красоту на лесоповале и в деревне, и все равно неизмеримо красивая… Русская женщина…
~ Наталья Ковалева. Цикл очерков "Записки провинциалки"